Studio Legale Sant Andrea



 

 

Феодальные титулы и их признание

Феодализм

 

Феодальное земельное владение (феод) представляло собой автономную территорию, получаемую во временное пользование от Суверна (верховного сеньора) в пределах территории, составляющей собственность Короны. Феоду также присваивалась благородная степень в зависимости от заслуг и добродетелей вассала, которому передавался данный феод. Феоды могли отчуждаться, приобретаться, передаваться, дариться, или закладываться, как мы это, например, можем прочесть на страницах 73 и 74 труда "История феодов и аристократических титулов Сицилии", том первый, из Сан Мартино Де Спуккес: "Винченцо Имбарбара приобрел у Федерико Криспо феод Алия […], Дон Филиппо Криспо, барон Приццы, получил в дар на правах мужа Фиордилижды Имбарбара и Озорио 4 мая 1546 […], Джовании Баттиста Челестри и Челестри получил инвеституры в виде баронств Алия и безымянной земли […] по случаю смерти своей матери Марианны Челестри […]". Опять же на странице 235, том VII вышеуказанного труда можно найти: "Эджидио Пьетрасанта был пожалован титул (принц Сан Пьетро) 1° февраля 1744 […]. Отчуждены земля Сан Пьетро вместе с другой землей от принадлежавшей ему территории в пользу Джузеппе Мария Кьяренца и Тригона […], а титулы и почетные звания, принадлежавшие этим землям, с их переходом к новому владельцу были пожалованы как самому владельцу, так и его близким и родственниками […]". В работе Калатубо « От протоистории до наших дней» Винченцо Реджина, Картограф, (Алкамо 1985, стр. 39) написано: "Грациано Балло 9 февраля 1583г. по акту нотариуса Aнтонио Ладзара из Палермо (Архив Государства Палермо, том 1681, Оглавление XII, 1583-84, ff. 627v-647v.) приобрел феод и баронию Калатубо у Графа из Калтабеллотта, а Герцогу из Бивоны, Джовании Де Луна и Перальта отошло владение в качестве инвеституры 26 сентября 1576 вследствие смерти отца Д. Пьетро, утверждение о чем Герцог закрепил актами нотариуса Раффаелло Рисалиби ди Бидона 26 марта 1583г. ". Король Карло III из Борбоне Королевским Указом от 25 июня 1756г. постановил, что семьи, владеющие знатным феодом имеют право причислить себя к классу " благородных дворян" Королевства. В клаузуле « Volentes » Федерико д'Арагона 1296г. допускается возможность без необходимого на то предварительного согласия сеньора обменять, заложить, подарить, или завещать феод даже вместе с титулом посредством акта в течении жизни в пользу наиболее достойных, либо лицу равного отчуждателю достоинства; те же самые действия могут быть выполнены и по причине смерти. Церкви и духовные лица были исключены из этого правила. А в некоторых случаях даже применялось право преимущества королевского двора (ИТАЛЬЯНСКОЕ ДВОРЯНСКОЕ ПРАВО – КАРМЕЛО АРНОНЕ – УЛРИКО ХОЕПЛИ – МИЛАН 1935 – стр. 35). Международный Суд по гражданским делам, постоянный орган Европейского Суда Арбитражного Правосудия в г. Лугано, весьма веско отмечает в оглашенном приговоре от 30 октября 2006 № 1/06, приведенном в исполнение на территории Итальянской Республики декретом председателя ординарного суда (суда общей юрисдикции) г.Лугано от 25-01-2007, список № 167, следующее: "Клаузула "Si aliquem" Короля Джакомо д'Арагона и эдикт Фердинандо I из Борбоне от 3 октября 1786г. и 14 ноября 1788г. кажутся скорее противодействующими этому режиму; тем не менее, вышеуказанный суд считает, что поскольку клаузула " Volentes " допустила не только продажу феода и присвоение лицу связанного с феодом титула, но также и наследование по завещанию в пользу лица, не состоящего в родственных связях, то феодалы имели полную свободу давать завещательные распоряжения относительно феода и титула по своему усмотрению, понимая, что как и конституция "Si aliquem" Короля Джакомо, так и два указанных эдикта Фердинандо I Двух Сицилий относились именно к легитимному наследованию, а не к завещательному ".

 

Приобретение дворянского титула на основании фактического владения им (в случае приобретения его ранее ненасильственным и законным путем)

 

Статья 14 положения, применяемая к спорным вопросам геральдическо-дворянского характера Европейского Суда Арбитражного Правосудия гласит: "Аналогично предусмотренному в ст. 133 Королевского Указа от 21 января 1929г., №. 61, относительно установленного порядка и норм, касающихся итальянского дворянского статуса и получения аристократических знаков отличия и почестей на основании длительного владения ими (при условии того, что эти знаки отличия и почести были приобретены ненасильственным и законным путем), признается, в порядке надлежащего решения непредвиденного вопроса, возникнувшего в ходе текущего судебного рассмотрения, право за обладателем аристократического титула на его унаследование от последнего лица, которому был пожалован этот титул, в том случае, если наличие вышеупомянутой последней инвеституры было установлено до 10 августа 1812г. или до даты, предшествующей упразднению феодальных прав. Первая и последняя инвеституры подлежат обязательному подтверждению на основании архивных документов, выдаваемых государственными административными службами. К обладателю дворянского титула применяются нормы итальянского гражданского кодекса, регулирующие права на ношение титула. Обладание титулами, основанное на приобретении титула ненасильственным и законным путем, должно заверяться нотариусом". Дворянские титулы, чья последняя инвеститура была установлена до 10-08-1812, могут являться предметом владения по той причине , что до указанной даты дворянские титулы без предварительного королевского согласия на основании "Клаузулы Volentes " Короля Федерика д'Арагона от 1296г, могли обмениваться, закладываться, дариться, или являться предметами завещательных распоряжений (Итальянское дворянское право, история и устройство, учебник Хоепли, Кармело Арноне, Улрико Хоепли, Милан, 1935 стр. 35). После 10 августа 1812г. дворянские титулы были преобразованы в почетные звания, представляющие монопольную собственность короны, созданные на основе права уступки, передаваемые родственникам по нисходящей линии первого лица, получившего право jure sanguinis, в соответствии с определенными правилами. Статья 14 положения, применяемого к спорным вопросам геральдическо-дворянского характера, находящихся в ведении Европейского Суда Арбитражного Правосудия, признает за лицом, обладающим дворянским титулом, полученным ненасильственным и законным путем, право унаследования от последнего лица, которому был пожалован этот титул, в том случае, если наличие вышеупомянутой последней инвеституры было установлено до 10 августа 1812г. Это регулирующее положение, которое может приводиться в качестве ссылки в соглашении для международного арбитража, ст. 832 итальянского Гражданского процессуального кодекса, первый абзац, основывается на ст. 133 Королевского Указа от 21 января 1929г. № 61 касательно установленного порядка и норм в отношении итальянского дворянского статуса, в соответствии с которым до 31 декабря 1932г. получение "аристократических знаков отличия" было бы легитимно на основании приведенного доказательства о " длительном владении в результате приобретения ненасильственным и законным путем" дворянского титула. В Италии добавление к фамилии аристократических предикатов по решению конституционного законодательного органа на основании пункта II XIV временного и окончательного распоряжения и по решению Конституционного суда, в соответствии с приговором 101 / 1967, подчиняется нормам, предписываемым действующим указом по охране и защите права на имя; вследствие этого, учитывая неконституционность геральдическо-дворянского законодательства и положения 1° пункта XIV Временного и окончательного распоряжения Итальянской конституции, обладание аристократическими знаками отличия регулируется статьей 1140 и прочими статьями итальянского гражданского кодекса. По мнению профессора Альдо Пеццана, доцента римского университета (в ит. юр. 1967, стр. 1334), дворянский титул должен расцениваться как право личности чисто частного характера и в сущности как аналог праву на имя. По этим причинам владение дворянским титулом регулируется действующим Гражданским Кодексом. C точки зрения правовой системы понятие владения соответствует фактической власти над какой-то вещью, которое выражается не только в виде осуществления деятельности, соответствующей исполнению имущественного права, но также и любого другого существующего права. – Касс. 21-10-1971, № 2968, рег. том. 354232.
Составляющими понятиями владения являются: а) animus; б) способность действовать; в) corpus.

A) animus Под «animus possidenti» ( чисто психологический элемент убежденности в принадлежности) подразумевается проявление фактической власти по отношению к какому-либо предмету как к собственному в виде надлежащего исполнения имущественного или любого другого существующего права, исключающее намерение стороны, обладающей этой властью, вернуть пользуемое или признать права третьих лиц на него. «Аnimus possidenti», необходимое для приобретения собственности по праву узукапии (право собственности по давности владения) лицом, осуществляющим фактическую власть над какой-то вещью, не основывается на убеждении, что данное лицо является собственником, а скорее на убеждении в том, что все его поведение характеризует его как такового. Следовательно, осознание обладания правом без его легитимного наличия не исключает того, что данное обладание может преследовать цель узукапии. – Касс. 15-07-2002, № 10230, рег. том. 555727. Но необходимо отметить, что при «animus possidenti» не исключается осознание того, что само владение осуществляется без реального на то обладания каким-либо законным правом или документом, подтверждающими конкретно саму власть. – Касс. 27-05-2003, № 8422, рег. том. 563618.

Б) Способность действовать Для приобретения права владения нет необходимости в демонстрации способности предпринимать действия в целях совершения юридических сделок, но вполне достаточно проявить намерения и желания, направленные на достижение практической цели, рассчитывая получить защиту со стороны правовой системы на заслуженном основании.


В) Il corpus (обладание титулом) Понятие «corpus» не следует понимать как владение в материалистическом смысле, а скорее надо связывать его с пользой, которую может обеспечить предмет владения в виде проявления надлежащего осуществления деятельности по исполнению имущественного права или любого другого существующего права. Власть над каким-либо предметом заключает в себе широкое понимание возможности господства над ним, вероятно исключая даже материальный контакт для того, чтобы между человеком и предметом не создавались такие существенные и длительные препятствия, которые будут мешать надлежащему осуществлению деятельности по исполнению имущественного или любого другого существующего права. – Касс. 23-10-1969, № 3470, рег. том. 343589. Пункт 1° ст. 1145 гражданского кодекса признает недействительным владение предметами, право собственности которых нельзя приобрести. Правило относится к тем видам имущества, которые не могут представлять собой предмет владения со стороны частного лица; например, дорога является государственной или общественной собственностью. Узукапия, в соответствии со ст. 1160 гр.к., во всех случаях на движимое имущество или на существующие права пользования им достигается в силу непрерывного двадцатилетнего владения. Получение узукапии не распространяется на владение, приобретенное насильственным и незаконным путем, в соответствии со ст. 1163 гр.к.

 

Прочие услуги: